Главная  /  Статьи  /  Прямая линия с Н.Зимятовым


Открытое летнее Первенство ОСДЮШОР №2: 21.07 кросс - программа дня, старт-лист


Прямая линия читателей журнала "Лыжный спорт" с Николаем Семеновичем Зимятовым


Николай Зимятов: «Читай лыжню, как книгу».

Представляем вниманию читателей сайта прямую линию с четырехкратным олимпийским чемпионом, Королем лыж Николаем Семеновичем Зимятовым.

Юлия Леменчук (lemenchuk@pochta.ru) , 14-09-2008 23:13
Здравствуйте, Николай Семенович!

Расскажите, пожалуйста, о Ваших родителях, о наиболее ярких впечатлениях вашего детства.

- Моя мама всю жизнь проработала учительницей начальных классов в поселке Румянцево Истринского района Московской области. У моего отца интересная профессия – стеклодув – по которой он тоже проработал до самой пенсии. До того, как я стал организованно готовиться в лыжных гонках, я занимался практически всеми видами спорта: летом – футболом, зимой – хоккеем с мячом, шайбой, лыжами, но все это было неорганизованно.

Все родители мечтают, чтобы их дети стали музыкантами, соответственно, и я в детстве ходил в музыкальную школу. Так вот самый счастливый мой день, это когда я сказал матери, что уже месяц туда не хожу играть на баяне, и мне за это ничего не было. Это, наверное, и есть самое яркое детское впечатление (улыбается). А с восьмого класса я начал заниматься лыжами организованно.

Где и когда проводится знаменитая "Лыжня Зимятова"? Хотелось бы принять в ней участие.

- По известным причинам я не провожу эту гонку в деревне Головино. Это – гонка для моих друзей и для ветеранов лыжного клуба ИСТИНа. Она проходит в середине-конце марта в деревне Первомайское. Организацией занимаюсь я сам: сам делаю лыжню, мы сами судим, я сам в гонке бегу. В Первомайском нет условий для проведения массовых мероприятий, поэтому я и приглашаю ограниченное количество людей, но Юлю я приглашаю!

- Каким стилем проводится эта гонка?

- Мы чередуем стиль каждый год: один год – классикой, один – коньком. Но так как в этот период снега может быть очень мало, надо звонить и узнавать заранее. Если снега мало, то проводим гонку классикой, если удается сохранить лыжню, то коньком.

Не предлагают ли Вам всё-таки возглавить детский лыжный центр ИСТИНа в Головино? При вашем опыте и квалификации вы могли бы принести ему огромную пользу.

Спасибо!!!

С уважением, Юлия Леменчук


- Нет, но даже если бы и предложат, то я откажусь.

vasilii smolyanov (vaska@si.ru) , 04-09-2008 20:38
Здравствуйте, Николай Семенович!
Вопросы, которые мне хочется задать, относятся к разряду "неудобных", поэтому на ответах не настаиваю.
Итак:
Первый неудобный вопрос. В свое время на форуме сайта появилась ветка, инициированная директором Детского лыжного центра в Головино Владиславом Скварником. Вот цитата из г. Скварника: "На протяжении всего существования школы, яркой мечтой всегда была мечта о лыжном центре, и вот, благодаря Правительству Московской области, под руководством Губернатора Московской области Б.В.Громова мечта стала реальностью". Меня тогда немного покоробило, что у г. Скварника не нашлось слов для того, чтобы упомянуть других людей, которые, в отличие от губернатора, не просто ставили подписи в документах, а реально положили кучу сил и времени для создания лыжного центра. Мне кажется, Вы могли бы рассказать о том, кто в действительности многие годы тянул эту лямку, и как случилось, что прекрасная идея переродилась в нечто закрытое, охраняемое и недоступное простым смертным.


- Владислав Скварник был и остается моим другом, и мне неважно, кто именно там был директором. Просто та обстановка, которая сложилась в ИСТИНе меня не устраивает, мне не нравится, то, что центр стал закрытым, и доступ в него ограничен. Но никаких претензий ни к Скварнику, ни к сотрудникам центра, ни к тренерам у меня нет. Но если у правительства Московской области такое видение назначения этого центра, то пусть это будет так.

- Слышал, что у вас были проекты по сотрудничеству с другими лыжными странами, чтобы в Головино, например, приезжали норвежские дети, а воспитанники ИСТИНы ездили тренироваться в Норвегию.

- Было много проектов, не только этот. Но всё дело в том, что правительство Московской области не хочет видеть в этом центре массовости в связи с тем, что на его территории находится резиденция губернатора Громова. А центр планировался как всероссийский и отвечает всем необходимым параметрам. Обидно, что такой центр работает на 10% от своих возможностей.

- А кто работал над строительством базы?

- Когда центр только начинал создаваться, мне позвонил один мой хороший друг и предложил: «Если ты возглавишь этот центр, мы будем строить». Я согласился, бросил команду в Австрии, с которой я в то время работал, отверг все другие предложения и начал заниматься центром. А в конце всё случилось так, как случилось. И я считаю, что основная причина – это резиденция губернатора, который бы не хотел видеть рядом с ней никаких массовых мероприятий. Я бы назвал ИСТИНу лыжным центром закрытого типа.

Александр Родимов (rodimov@istranet.ru) , 09-09-2008 23:00
Здравствуйте, Николай Семенович!

Во-первых, пользуясь случаем, хочу сказать Вам большое спасибо от себя и от своих друзей за Вашу гонку. Бежал и первую в восьмидесятом и неизменно приезжаю в последние годы.
У меня к Вам несколько вопросов.
Итак, по порядку:
1. Сейчас в сборной страны есть капитан, а был ли у вас в те годы такой и кто? Хотя могу предположить, что эту функцию выполнял либо комсорг, либо парторг.
Очень интересует, каковы были отношения в команде между спортсменами, а также между спортсменами и тренерами.


- Действительно, капитан у команды всегда был, и действительно раньше он назывался комсоргом команды. Эту должность обычно занимал ведущий лыжник команды: был им в своё время и Женя Беляев, потом был и я. Отношения у нас в команде всегда были хорошие, все готовились вместе в одном коллективе, как мужчины, так и женщины. Между тренерами тоже был хороший контакт: Быстров и Иванов между собой дружили. Также и мы дружили с девчонками. Не случайно, что у нас так много спортивных пар того поколения: это и Рочевы, и Сусловы, и Бурлаковы, и многие другие. Мы совместно праздновали все дни рождения, все праздники, переживали друг за друга во время выступлений – то есть была единая команда.

2. Перед выездом на Олимпиады скорее всего были беседы с тренерами и с разными руководителями, что вы являетесь представителями великой державы и т.п. Как Вы относились тогда к таким "накачкам" и сейчас: как к тому, что ушло - и слава Богу, либо как к тому, что мы безвозвратно потеряли?

- Если сравнивать то время и нынешнее, то тогда патриотизм был выше, чем сейчас. Если Россия, по-моему, еще не воспринимается до конца, то СССР был для нас великой державой. И так как патриотизм был выше, то эти «накачки» воспринимались правильно. У нас была гордость за страну, да и никаких грубых «накачек» не было. У нас был нормальный разговор, в том числе с руководством перед Олимпиадой. Спортсмены понимали, за что они борются на лыжне, переживали за результат, патриотизм был выше, повторюсь.

3. Когда-то Вы написали об Алексее Ивановиче: "Алексей Иванович - настоящий педагог, его главная цель, высшая цель в работе с детьми - воспитать человека, а потом уже спортсмена-лыжника". О ком вы смогли бы сказать так же?

- Алексей Иванович (А.И. Холостов – первый тренер Николая Зимятова, прим. ред.) действительно сначала больше занимался воспитанием, но когда у него появились сильные воспитанники, например, я, Света Нагейкина, то он стал больше интересоваться спортивной составляющей. Сейчас, правда, он снова стал больше работать с детишками и заниматься воспитанием. Хорошо, что у меня так получилось, но вообще я считаю, что должна быть выдержана структура. Я имею в виду, что должны быть детские тренеры и тренеры, которые будут работать со спортсменами высшего мастерства. То есть такая ступенька в карьере спортсмена должна быть. Алексей Иванович это хорошо понимает. В своё время он мог пойти со мной в сборную, как это делают многие другие тренеры. Но он этого не сделал, сказал, что его знаний пока не хватает, хотя, на самом деле, знаний у него было достаточно. Он был очень эрудированным и во всех вопросах разбирался. Но он все-таки передал меня в сборную, и это принесло свои плоды, считаю, что он поступил правильно. А сейчас есть такие тренеры, которые долгое время ведут спортсмена, и когда он начинает показывать результаты, хватаются за него, хотя опыта не хватает. А они начинают создавать проблемы сборной команде, и это мне не очень нравится. Мне кажется, что ступенчатая система подготовки лучше. Просто надо разработать систему поощрений для этих тренеров, чтобы они безболезненно могли передавать спортсменов дальше.

О ком бы я еще мог так сказать? Так сразу конкретных фамилий в голову не приходит, но такие люди есть, среди тех, кто работает с детьми.

Александр Родимов, Олег Мешков
4. Принято считать, что Вы являетесь первым в нашей стране лыжником, который начал осваивать полуконек. Так ли это? Если так, то как вы к этому пришли?

Поделитесь своими воспоминаниями, как сборная СССР осваивала коньковый ход.

- Когда появился полуконек, а потом сразу конек, то это была революция в лыжном спорте. Это был 1984 год. Появился этот стиль, так как лыжные трассы стали хорошо готовиться, но мы его увидели уже фактически на Олимпиаде в Сараево. Гунде Сван им ходил, но пока этот стиль использовали очень и очень мало.

А уже на следующий год полуконек и конек стали использоваться уже в полной мере. Мы приехали на этап Кубка мира в Давос, который проходил перед чемпионатом мира. Погода была около 0 – как раз самая удобная для коньковых ходов. Я был тогда на разминке, наши женщины готовились к старту, и их мазали жидкой мазью. Намазаться хорошо было очень сложно, а я еще увидел результат швейцарки, которая, как я заметил на разминке, шла без мази, коньком. Тогда я вошел в смазочный домик, в котором были все тренера, и сказал, что надо попробовать, это удобно. Но все растерялись, это было очень неожиданно, и все мы побежали классикой и довольно прилично все в итоге проиграли. А Швейцарцы перестроились уже, девочка у них выиграла этап. И затем в Санкт-Морице мы стали осваивать коньковые хода: конек, полуконек, - но стояли морозы, и эффекта от этих ходов не было. Естественно, что в мороз пластиковые лыжи тупят. И мы опять перешли на классику, ленились пробовать, но когда приехали на чемпионат мира в Зеефельд, там опять было 0 градусов, и первую гонку я все-таки побежал коньком. Я первый раз этим стилем бежал, и, конечно, мышцы были к этому не готовы. Мы не готовились к коньку, и это, конечно, была ошибка, попались на этом. И наше неудачное выступление, особенно мужчины там плохо пробежали, объясняется как раз отсутствием коньковой подготовки.

Вот так это всё было. Не сказал бы, что я первый этот стиль осваивал. Хотя еще в детстве на весенних тренировках в Первомайском, в Румянцево, когда застывал снег, жесткий наст был, я катался коньковым ходом. На Камчатке когда были, когда мазь слетала, опять же жесткий наст был, то мы использовали этот стиль. То есть, когда были условия, мы конек использовали, просто мы не знали, что этим стилем можно было выступать и бежать.

Александр Родимов
5. Когда-то мне рассказывал Егорев Игорь Андреевич, что Вы в молодости очень мало подтягивались, это действительно так? Хотелось бы узнать, как Вы выглядели на контрольных по ОФП на фоне остальных ребят, например, лет в 16-18.


- Два раза в год, весной и осенью, у нас в спортивной школе у Алексея Ивановича проводились контрольные тренировки по ОФП, в которые входили и подтягивания. Действительно, у меня такая конституция: длинные ноги, худой я был, мышцы небольшие. Так что подтягивался я в пределах восьми раз. Но я старался развить в себе эти качества, и развивал их. И увеличил количество подтягиваний до 12-15 раз, а больше 20 я вообще никогда в жизни не подтягивался. Я все-таки не считаю, что умение подтягиваться – главное для лыжника.

- Скажите, а правда, что Ваш коллега по сборной Александр Завьялов мог отжаться 500 раз?

- Про отжимания ничего не могу сказать, такого теста в сборной не было. Да, кстати, и подтягивания в сборной в ОФП не входили, но я всегда для себя обязательно подтягивался. Про Завьялова могу сказать, что он один год стал активно развивать верхний плечевой пояс, сев на байдарку. Он очень много греб, и я просто его не узнал, когда мы встретились осенью. Мы до этого виделись только весной на медицинском обследовании, а потом я проходил подготовку в сборной, а он в «Спартаке». И осенью он вырос очень сильно в плечах. Это ему действительно помогло, по одновременным ходам он в сборной был самым сильным. За ним сложно было идти, толкаясь одновременно, сложно было даже держаться.

6. Хотелось бы услышать, что Вы сами думаете о своей классической технике? Когда в этом году в гонке в Первомайском только появился Ваш силуэт, спутать Вас было ни с кем невозможно. Были ли у Вас ошибки в технике, и как Вы с ними боролись?

- Обычно, кто показывает хорошие результаты, у того и техника идеальная. Сначала я не показывал результатов, и техника у меня была неидеальная, а потом я стал и выигрывать, и уже моя техника стала эталоном. Может, это и шутка, конечно, но в каждой шутке доля правды. А над классическим ходом мы очень много работали с Алексеем Ивановичем в спортивной школе. Он слепил из меня ту модель, которую он видел. Он очень много изучал литературы, искал лучшее. Потом он передал меня на подготовку в юниорскую сборную, а через год я попал и в основной состав к Иванову и Быстрову. Первый сбор они на меня смотрели. Смотрели-смотрели, как я иду, ничего не говорили, но потом остановили и сказали: «Стой! Всё! Хватит! Сейчас будем тебя лепить по-новому!» Такое было. Конечно, кардинально ничего менять не стали, но много ценных указаний они мне дали.

Считаю, что основное в классической технике – это толчок и прокат. Чем экономичнее толкнулся, чем дольше на ноге катишься, читаешь лыжню, тем лучше. В этом вся суть классики.


Николай Зимятов демонстрирует свою ни с чем не сравнимую классическую технику на "Майской лыжне-2007". Позади олимпийские чемпионы Михаил Девятьяров, Алексей Прокуроров, двукратный обладатель Кубка мира Александр Завьялов, олимпийский чемпион Вячеслав Веденин, фото с сайта www.rbu-biathlon.ru

Конечно, были и отклонения от канона. Например, Володя Смирнов, начал забрасывать далеко ногу, искать дополнительное расслабление. Но вообще, я считаю, что наша русская классическая лыжная школа – самая лучшая. Заметно было, что финны, шведы, норвежцы раньше безобразно ходили классикой, но потом стали изучать нашу технику. И сейчас уже их классику от нашей практически не отличить. Все лучшее они у нас переняли. Ведущая роль в развитии теории классического хода принадлежит эстонскому специалисту Хансу Хансовичу Гроссу. У него очень большие наработки, он работал очень много еще со сборной СССР, у него были свои методики изучения классического стиля. В это очень много сил было вложено, и, кстати, благодаря ему эстонцы так сильны в классике. И Веерпалу, и Урмас Вяльбе, и Як Мяэ – у всех у них именно та наша техника классического хода. Затем у него вышло много разработок и на английском языке, по которым стали учиться скандинавы.

Возвращаясь к началу вопроса, скажу, что много раз и от иностранцев слышал, что техника у меня идеальная. Но я все-таки считаю ее своеобразной, все-таки мои пропорции, главным образом длинные ноги влияли на технику. Однако я всегда стремился именно к большей экономичности движений.

7. Когда Вы возглавляли юниорскую сборную страны, наша команда выиграла шесть медалей из шести. Расскажите, пожалуйста, как это было.
Пожалуй, все, хотя хочется задавать и задавать вопросы.
Спасибо.


- Да, это было, и я горжусь тем, что участвовал в подготовке этих спортсменов. Команда была очень сильная: в ней были и Миша Ботвинов, и Андрей Кириллов, и Карчевский с Карачевским. Из девочек это были Елена Вяльбе, Лилия Васильева, Татьяна Кириллова (тогда она была еще Бондарева). То есть коллектив был сильный. Но в успешном выступлении была не только моя заслуга. Это была заслуга Виктора Максимовича Ткаченко, который тогда работал с женской частью юниорской команды. Это была заслуга Юрия Анатольевича Чарковского, который в то время очень много делал для команды и как тренер, и как организатор. Просто по стечению обстоятельств он не смог поехать на чемпионат мира в Асиаго. Получается, что я поехал с мужским составом, Ткаченко – с женским, а Чарковский, который считался тогда старшим тренером мужского состава, поехать не смог. Программа тогда была – три дистанции у мужчин и три у женщин. И все их мы и выиграли. У мужчин выиграл Александр Карчевский, затем Герман Карачевский, и эстафету мы выиграли. Ботвинов Миша даже не попал в основной состав, потому что только три человека тогда бежало. У девчонок одну медаль взяла Кириллова, другую – Вяльбе, и эстафету они в борьбе выиграли тоже.


Станислав Колупаев (ksa.63@mail.ru) , 07-09-2008 21:41
Николай Семенович, огромное спасибо за Ваши победы и за Ваш незабываемый летящий бег по лыжне! С высоты своих лет не жалеете сейчас ни о чем? Что бы, будь такая возможность, сделали бы сейчас по-другому?

- Победы были, и жалеть ни о чем не приходится. В то время выбор у нас был небольшой. Была хорошо организованная школа по лыжным гонкам, и я стал ими заниматься. Был бы, например, хоккей, я бы пошел в хоккей, был бы футбол – пошел бы в футбол. А у нас была лыжная школа, был хороший тренер-воспитатель, и я отдался полностью лыжам. Алексей Иванович и психологом был хорошим, настраивал нас на соревнования хорошо всегда. Да и мы, молодые, фанатами были, отдавались полностью любимому делу. Так что я ни о чем не жалею, в спорте я достиг высшей ступени мастерства, и сейчас не стал бы ничего другого себе выбирать.


Александр Завьялов, Владимир Смирнов, Николай Зимятов и Харри Кирвесниеми

Иван Исаев (skisport@mail.ru) , 08-09-2008 23:15
Николай Семенович, почему-то запомнился сезон 1987-88 годов. Отборочный сезон перед Олимпиадой в Калгари. Вы тогда в ранге уже четырёхкратного олимпийского чемпиона неожиданно решили вернуться в большой спорт, решили побороться за место в сборной команде СССР. Помню, мы все с замиранием сердца следили за динамикой Ваших результатов в отборочных стартах – сначала во втором десятке, потом в конце первого десятка и, наконец, на последних отборочных соревнованиях – что-то около пятого-шестого места. Было очевидно, что прогресс налицо, что до Олимпиады Вы ещё успеете прибавить, что в команду Вы пробились. Но… Тренеры тогда Вас не взяли… Прокомментируйте, пожалуйста, их решение? Ваши эмоции, ощущения в тот момент?


- Это был сезон 1987-88 годов. Я вновь вернулся на лыжню после двух лет пропуска. Эти два года я работал с юниорской командой, в серьезных тренировках была пауза, но я постоянно двигался, поддерживал форму. Но ощущение у меня было, что я все-таки не добегал. Почему не добегал? Потому что появился коньковый ход, было тяжело перестраиваться, этот переход тяжело мне дался – сезон не удался, и поэтому я принял поспешное решение закончить. Да и возраст у меня был всего 30 лет. Многие спортсмены у нас бегали гораздо дольше. И вот я принял решение вернуться, да и тренеры сборной пошли мне на встречу, сразу взяли в сборную команду. Я активно, со рвением приступил к тренировкам. Уже на первом втягивающем сборе я тренировался больше всех. Например, все на зарядке бежали два-три километра, я – десять. В общем, я с таким желанием начал тренироваться, что в осенний период, во время вкатывания на Камчатке, я перебрал с нагрузкой. Из-за сильного рвения я не учел фактор высоты, а там, на Камчатке была небольшая высота, и поэтому перебрал – это была моя первая ошибка в подготовке. Получается, что перетренировался. Я там даже выиграл одну контрольную, тренера радовались, поверили в меня, но уже к концу сбора я капнул капитально.

А вторая ошибка была в подготовке лыж на отборочных стартах. На первой гонке я занял пятое место, и мне сказали, что если я буду в шестерке сильнейших на второй дистанции (на тридцатке), то тогда у меня есть шанс поехать на Олимпиаду. А во время тридцатки пошел снежок, и я, значит, подкладываю себе Swix 0/-1, такая мазь белого цвета в розовой баночке. А он не любит свежий снег, и получилось, что я немножко перезакрепил себя, и у меня практически не было скольжения. И вот там, в Бакуриани, есть большой подъем, все его, думаю, очень хорошо помнят, это отметка 7,5 километров. Я захожу в этот подъем и выигрываю около минуты у одного спортсмена, Дуркина, брата того Евгения Дуркина, который сейчас смазчиком в сборной работает. Вот он-то и был единственным свидетелем скольжения моих лыж: сначала на подъеме я его на 30 секунд догнал и потом на 30 секунд уехал, а на спуске на стадион он меня просто стороной обкатил. То есть догнал меня на 30 секунд обратно и еще обошел! В итоге я стал одиннадцатым, и вопрос, кого брать на Олимпиаду, решался на усмотрение тренеров. И тренеры приняли решение взять молодого спортсмена Гену Лазутина, и я как тренер считаю, что это было правильное решение. Я бы поступил точно так же и сейчас, и раньше. Я ничуть не обиделся, все правильно понял. Ведь на всех отборочных стартах борьба идет за последние места, а особой разницы, кто поедет последним номеров, на самом деле, нет. Надо или выигрывать или быть все время в тройке, чтобы не было никаких сомнений, что ты попадаешь в команду.

Но в день начала Олимпиады на международных соревнованиях в Чехии, где бежали и мои товарищи, с которыми я тренировался, и мои ученики, самочувствие у меня было очень хорошее, и я выиграл очень уверенно. А это был как раз первый день Олимпиады, когда Алексей Прокуроров выиграл золотую медаль. Поэтому не скажу, что я выиграл бы эту Олимпиаду, все-таки наши спортсмены сильно там выступили, но в тройке, думаю, мог бы быть. А там, глядишь, и за эстафету зацепился бы. Но обижаться я не обижаюсь абсолютно. В то время команда была сильная: Смирнов, Прокуроров, Девятьяров…

alexander pinchuk (pin_al@mail.ru) , 08-09-2008 23:51
Здравствуйте!
1)Интересно как государство поддерживает вас и ваших бывших коллег по команде? Платятся ли гос. стипендии олимпийским чемпионам? Премии? Есть ли какая-то президентская программа на этот счет, а то шумихи о спорте много, а помнят ли люди свое прошлое - неизвестно.


- Государственная поддержка есть. Это так называемая «путинская» стипендия – 15 тысяч рублей всем олимпийским чемпионам. Это, конечно, большая поддержка для всех назад. Это программа идет уже, кажется, лет пять, а раньше этого не было, и олимпийские чемпионы уходили и, если не оставались работать, скажем, тренерами, я по лыжникам смотрел, жили бедновато. Сережа Савельев, Женя Беляев, например. А сейчас полегче стало: кто-то ушел с неудобной работы, кто-то стал больше отдыхать ездить, на лекарства стало денег хватать и так далее. То есть чемпионов прошлых лет сейчас хорошо поддерживают.


2)Приглашают ли вас за рубеж на какие-то спортивные мероприятия в качестве почетного гостя? =)

- Это часто бывает, сейчас это стало модно. Например, недавно мы с Сашей Завьяловым ездили на открытие лыжной трубы в Куопио. Там были Юха Мието, Оддвар Бро. А недавно международные соревнования прошли в Чусовом, куда приезжали Бро и Вассберг. Также часто приглашают на соревнования «Авачинская лыжня» на Камчатке. Также мы, спортсмены, проводим и свои собственные соревнования, куда приглашаем друг друга. Например, этой весной я ездил в Магадан на юбилейную «Лыжню Вяльбе». Туда, кстати, вообще, большая группа олимпийцев выезжала. Так что в этом плане у нас хватает и соревнований, и мероприятий.


Оддвар Бро и Николай Зимятов в Леппявирте...


3) И самое главное, как вы относитесь к формату нынешних лыжных гонок? В частности то, что на Олимпиаде был только 1 раздельный старт, а ведь лыжные гонки всегда ассоциировались со словом "потерпеть", а теперь это слово "отсидеться".

- Когда спринты еще только стали появляться и были пробным видом программы, я уже тогда был против. Ведь сначала спринт возник как шоу. Нас много приглашали в Скандинавию, в Италию, где таких стартов проводилось огромное количество. Это было удобно, даже деньги какие-то, помню, платили. А потом уже стали проводить эти старты под эгидой ФИС, вводить в программу крупных соревнований. А мы в это время в международной федерации утратили свои сильные позиции. Раньше нас представляли Иванов, Быстров, Грушин, а потом стали представлять те люди, которые не понимали, к чему все это может привести. Ведь преимущество наших спортсменов всегда было в выносливости, за счет высокой подготовки. А политика велась такая, чтобы протолкнуть побольше спринтов, общих стартов, где можно действительно отсидеться. В основном за это радели немцы и итальянцы, у которых в этих видах программы лучше получалось. Так что надо постоянно следить за тем, чтобы у нас в ФИС всегда были свои представители. А так мы ушли от наших традиционных лыжных гонок, и это, я считаю, одна из причин того, что мы сейчас в лыжах не на первых ролях.

Что касается моего отношения, то я, конечно, против. Я за то, чтобы вернуться к традиционным лыжным гонкам. Убрали слишком много, оставили бы хотя бы 50 процентов программы. Но возврата нет! А так, конечно, обидно, идешь-идешь, 50 километров лидируешь, а потом – раз, и десятое место занимаешь! Разрывают тебя просто на финише, и всё.

4) И как вы считаете, ввиду возросших скоростей, не пора уже вводить 70 км на ЧМ и ОИ для мужчин и 50 для женщин?

- Мне кажется, что существующих полтинника и тридцатки достаточно, но если такие дистанции введут, то программа, безусловно, станет сложнее. Надо будет задействовать других людей для этого, потому что даже сейчас на самых длинных дистанциях бывает, что спортсмены не выдерживают. Те же итальянцы, немцы, им просто выносливости не хватает. Так что 70 и 50 для нас будет лучше, хотя и наши спортсмены уже стали терять в подготовке, в объеме, потому что скоростная работа выхолащивает все-таки. Тут уже совсем другая методика.

- На чемпионате мира в Саппоро как раз для марафона готовилась отдельная группа спортсменов, но успеха наши ребята там не добились…

- Я сейчас не буду судить. Может быть, с акклиматизацией тогда что-то не получилось.

Андрей Краснов (krasn53@mail.ru) , 09-09-2008 11:30
Здравствуйте, Николай Семенович!
Расскажите, пожалуйста, какое внимание в сборной СССР уделяли подготовке на лыжероллерах? В каком объеме они использовались? Были классические и коньковые модели? Какие фирмы производители этого инвентаря?

- У меня в детстве основная подготовка зимой была на лыжах, а летом мы много бегали. Я считаю, что самое главное средство подготовки лыжника – это кросс и имитация. Лыжероллеры были, но раньше все-таки и трасс было поменьше, чем сейчас, поэтому мы их не так много использовали. Популярность это средство подготовки получило после того, как его активно стала использовать группа Колчина: Лукьянов, Шмигун, Веденин... Они стали очень много кататься, ездили в Германию даже для этого, и такое большое количество специальной работы принесло свои плоды. А уже вслед за ними лыжероллеры стали использовать в своей подготовке и все остальные. У нас соотношение лыжероллерной и кроссовой подготовки было 50 на 50.

Когда появился конек, то в лыжных гонках программа соревнований разделилась пополам. Мы пошли по более сложному пути, в отличие, например, от биатлонистов, которые перешли на конек полностью. Классическая и коньковая подготовка на лыжероллерах также соотносилась один к одному. Хотя видно, что сейчас некоторые гонщики тяготеют к коньку, а некоторые к классике. При том, что разделение на спринт и дистанционные гонки уже произошло, возможно, скоро мы увидим разделение на классическую и коньковую группы. Кстати, при появлении конькового хода сама модель лыжника стала другой. Есть примеры спортсменов, которые сосредоточились на одном из стилей, и это дает отличный эффект. В первую очередь я имею в виду, Андрюса Веерпалу, конечно. Кстати, и нашему Василию Рочеву есть смысл пока не поздно сосредоточиться на классике, такой вариант может принести свои плоды.

Что касается моделей, то в основном мы использовали гдровские роллеры с четырьмя колесами: два с трещоткой впереди и два сзади. Они были нескоростные, 50-60 км на них – это объем длительной тренировки, которую мы делали обычно в последний день тренировочного цикла. Хотя, насколько я знаю, сейчас лыжники выполняют на длительных тренировках такой же объем только на более скоростных роллерах. Но в любом случае если сравнивать объем, который мы делали тогда и который делают сейчас, то надо вносить определенные коррективы.

Андрей Арих (cross-country@mail.ru) , 12-09-2008 00:50
Николай Семёнович, хотелось бы узнать отношение короля лыж к своему нынешнему "королевству"... Какого мнения вы придерживаетесь относительно современных нововведений - преобладания масс-стартов, возросшего влияния спринтов, появления элементов "развлекаловки" в лыжных гонках? Считаете ли вы, что это единственный способ популяризации некогда самого популярного зимнего вида спорта? С чем связано, на ваш взгляд, уменьшение популярности лыжных гонок в наше время?

- Частично мы на эти вопросы ответили, а что касается популярности, то как ее можно измерить? Вот биатлон в последние два года стал очень популярен. А случилось это благодаря тому, что его зимой каждый день показывают по телевизору. И я не скажу, что программа биатлонных стартов сильно изменилась в угоду телевидению: есть и гонки с раздельным стартом, и не так много элементов шоу в программе соревнований.

А чтобы популяризовать лыжные гонки, надо просто почаще показывать их по телевизору. Ведь то, что у нас популярный вид спорта ни у кого не вызывает сомнений. Вся Сибирь, Урал, Дальний Восток – все катаются на лыжах.

Как оцениваете состояние лыжных гонок в России? Какие видите проблемы/достижения? Какого мнения придерживаетесь относительно результатов наших спортсменов на международной арене?

- Ну, как оценить?! Процесс идет, и затухания, во всяком случае, не будет. Ведь все работают: и тренеры на местах, и свои тренеры в спортшколе. Встречаешься, общаешься – видно, что люди работают. Много молодых талантливых спортсменов появляется.Конечно, проблема допинга сейчас больше всего возмущает. Молодежь начинает колоться, что-то там применять, тренеры хотят быстрого результата.

Если говорить об основном составе сборной команды, то там тренеры достаточно опытные, тот же Бородавко. Считаю, что нельзя его обвинять, ругать, что в этом году не было результата. Такие периоды всегда были, а Юра методику хорошо знает. Он – один из немногих, кто прошел и старую школу, и новые веяния хорошо воспринимает. Так что думаю, что ошибок больше быть не должно.

С тех пор, как вы завоевали престижнейшее звание "короля лыж", никто в России не был удостоен такой чести. Каково сейчас ощущать это? Чувствуете ли вы особое внимание со стороны СМИ, болельщиков, друзей, знакомых, близких?


- Я сам узнал, что являюсь «королем лыж», лет через десять после того, как им стал. Это звание все-таки больше неофициальное, но мне, конечно, приятно, что меня так называют. Вот Жене Дементьеву чуть-чуть не хватило до «короля», но разве к нему мало внимания? Даже если бы я не был «королем лыж», а просто обладателем четырех золотых медалей Олимпийских игр или даже трех, то внимание ко мне со стороны СМИ, думаю, было бы не меньше. А друзья, как и положено, гордятся и помогают всегда. Так что хочется пожелать, чтобы еще больше «королей» у нас было (улыбается).

Как вы считаете, реально ли с нынешним уровнем конкуренции в мужских лыжных гонках кому-либо повторить ваш успех и завоевать золотые медали на двух самых длинных дистанциях предстоящих Олимпийских Игр в Ванкувере-2010?

- Я думаю, что это реально. Это как раз то, о чем я говорил. Длинные дистанции больше подходят именно нашим спортсменам. И та методика, которую Бородавко проводит с Дементьевым, с Легковым, должна принести успех. У них и возраст подошел уже, так что могут они хорошо выступить. Повторюсь, это наши, русские, дистанции.

- В Ванкувере «полтинник» пройдет классическим стилем. Как вы считаете, реально ли конкурировать в этом виде с норвежцами, которые буквально разрывают всех в этом виде программы?

- Норвежцы, как и мы, все время протестовали против введения в программу лыжных гонок элементов шоу. Да и при разделении классики и конька радели за классику. То есть они всегда была ближе к нам. И методика у них связана с развитием выносливости и с большими тренировочными объемами. Так что они будут на длинных дистанциях одними из основных наших конкурентов. Но шансов завоевать медали именно на длинных дистанциях у наших ребят больше. Надо только попасть нормально в смазку и в форму хорошую войти.

Многие после такой головокружительной спортивной карьеры, как у вас, уходят из спорта навсегда, так как все силы оставляют на лыжне. А как у вас складывается жизнь после спорта? Удаётся ли кататься на лыжах, бегать, кататься на велосипеде или заниматься другими видами спорта?

- Действительно, вся активная часть жизни прошла в спорте, поэтому мне, как и многим другим спортсменам, гораздо легче управлять своим телом, чувствовать его. Те, кто занимался или занимается спортом, меня поймут. Так что практически всегда себя поддерживаешь в форме. Мне в этом плане очень нравится лозунг Тамары Ивановны Раменской: «Один час в день надо посвятить спорту». Я стараюсь придерживаться этого лозунга и зимой уж точно почти каждый день стою на лыжах. Спорт помогает мне буквально во всем: и избавиться от депрессии, и вылечиться от болезни, от насморка от того же, например. Летом я катаюсь на велосипеде, бегаю, плаваю.

Смотрите ли трансляции гонок с участием сборной России по телевизору?

- Регулярно смотрю. Тут еще надо сказать, что я последние два года работал с итальянской фирмой MAPLUS, ездил на все этапы Кубка мира, был на чемпионатах мира по лыжным гонкам и биатлону. И самое главное в этом было даже не сама работа, а возможность видеть все вживую, быть рядом с командой.



- А сейчас вы продолжаете сотрудничество с MAPLUS?

- Нет, сейчас мы уже не работаем вместе, хотя если они меня в этом году пригласят, возможно, я поеду на некоторые этапы Кубка мира.

Общаетесь ли с бывшими товарищами по команде? Или после того, как ушли из большого спорта, зачехлили лыжи, провели жирную черту и начали новую жизнь?

- Коллектив у нас остался дружный, мы постоянно поддерживаем связь. Это Верещагин, Рочев, Бажуков, Завьялов, Девятьяров, Никитин, Шмигун, Лукьянов – то есть большая группа людей, с которыми мы бегали. Практически со всеми мы поддерживаем связь, приезжаем друг к другу на юбилеи, разговариваем по телефону – то есть постоянно общаемся.

Как вы считаете, достаточно ли хорошо поддерживает государство своих героев, ковавших славу отечественного спорта несколько лет назад?

- Как я уже говорил, сейчас государственная поддержка достаточная. К этому я мог бы добавить, что уже минимум пять лет существует Союз российских спортсменов. Его возглавляет Галина Евгеньевна Горохова – трехкратная олимпийская чемпионка по фехтованию. Пока спортсмен молодой, он занят, ему не до участия в союзах, а вот для старшего поколения это очень интересно. Я тоже являюсь членом этого Союза. У нас бывает очень много разных интересных встреч, организуются интересные поездки. В частности, через Союз я попал на летние Олимпийские игры в Афинах, летние Олимпийский Игры в Пекине, на зимних Олимпийских играх в Турине. Союз проводил акцию «Зажги олимпийский огонь в семье», мы ездили на 20 дней в Сочи и по югу России, проводили встречи с детишками в школах, спортивных школах, детских домах. В Союзе ведется и работа по популяризации спорта, да и просто коллектив интересный. Так-то мы общаемся только с лыжниками, а тут представилась возможность познакомиться и с представителями других видов спорта: и с хоккеистами, и с фигуристами, и с легкоатлетами, и с гимнастами. Я приобрел много друзей из других видов спорта. Так что Союз у нас просто прекрасный, и будущее у него хорошее.

Юрий Кирьянов (kir@bcm.chem.msu.ru) , 12-09-2008 00:52
Здравствуйте, Николай Семенович.
1. Какую из Ваших гонок на олимпиадах Вы считаете лучшей?


- Хороших гонок было много, но больше всего вспоминается, естественно, та, в которой я завоевал свою первую золотую олимпийскую медаль. Ты еще просто не понимаешь, что произошло, цель всей жизни достигнута в этот момент!

Сделаю тут небольшое отступление. Когда ко мне в Румянцево, чтобы предложить мне тренироваться в составе сборной, приехал Юрий Анатольевич Чарковский, он нашел мой дом по калитке. Эту калитку сделал один мой родственник, и на не было пять олимпийских колец. Чарковский до сих пор вспоминает, что уже в первом разговоре я заявил ему, что хочу стать олимпийским чемпионом. Потом из мечты это превратилось уже в цель, в задачу, с каждым разом становилось все более и более реальным. Я постепенно начал выигрывать гонки внутри Союза, обыгрывать тех же Рочева, Бажукова. А ведь раньше как было: если попадаешь в тройку на Красногорской гонке или на чемпионате СССР, то и на чемпионате мира и Олимпийских играх можешь быть в тройке. Сила на этих соревнованиях в то время была, конечно, неимоверная!

Так что первая медаль Олимпийских игр – самая долгожданная, самая запоминающаяся. Василий Павлович Рочев, с которым мы в одной комнате, жили мне тогда сказал: «Ну сейчас у тебя начнется!» А я тогда недоумевал: «Что начнется?» И действительно началось. Например, с 50-километровой гонки я вообще снимался. Многие знают эту историю, я сказал, что две медали – уже достаточно и что я не побегу. Но тренеры настояли, сказали, что форма хорошая у меня: «Беги, мол, как получится». Потом, после Олимпиады-80, у меня был пропуск, я болел, другие какие-то причины были еще, и в 1983 году я, можно сказать, по новой готовиться начал. Так что медаль на «тридцатке» в Сараево тоже была очень желанной.

2. Как Вы были готовы к Олимпиаде в Калгари?

- Уже останавливались на этом. В двух словах еще раз: готов я был хорошо. Не скажу, что выиграл бы, но в тройке мог бы быть, а также зацепиться за эстафету.

3. Можете ли Вы сравнить систему подготовки лыжников школьного возраста (методика, календарь соревнований, количество спортивных школ) в Ваше время и сейчас?

- Я могу судить по своей спортивной школе и по тем школам, в которых у меня есть друзья. Например, в Мончегорске, в Печорах. Скажем, когда я первый раз попал в юниорскую сборную команду СССР, а это было после того, как я закончил 10 класс, мне было очень легко. То есть в сборной мне легко давались нагрузки, потому что в спортивной школе я делал больше! Это я могу отметить. И когда мы в основной состав перешли, мне и те нагрузки тоже легко давались. А там были опытные спортсмены, олимпийские чемпионы. Бывало, сидим, обсуждаем план, зачитывается содержание недельного микроцикла. И наши лидеры начинают просить сделать поменьше, дескать, слишком большая нагрузка…

- Извините, что перебиваю. Это вы с тренерами так обсуждали подготовку?

- Да, все время перед началом цикла проводилось такое собрание, где обсуждался план тренировок на неделю. Так вот спортсмены самого высокого класса говорили, что много работы, а я, молодой, сижу и говорю: «А что много? Для меня нормально, я справляюсь и справляюсь». Но это так всегда, молодым легче нагрузка дается. Если же я вдруг с какой-то нагрузкой не справлялся: самочувствие плохое или еще что-то, то я подходил к тренерам и говорил: «Сегодня не могу такую работу сделать, можно я вечером доделаю или на следующий день?» Такие моменты были, и тренеры меня отпускали. Ругались, правда, сначала, пока меня не знали, но потом привыкли. Знали, что я свою нагрузка доберу. Так что индивидуальный подход в сборной был, ко мне, по крайней мере. И это правильно, я считаю, потому что иному дашь работу, и он идет, идет, ему тяжело, а он все равно работает, пока не упадет. Но тренер же всего не видит, поэтому нельзя безоговорочно все выполнять, как говорится, «умри, но сделай». Это одна из частых ошибок спортсменов, что они не прислушиваются к своему организму.

Про количество спортивных школ сказать не могу, но обращает на себя внимание тот факт, что очень много моих друзей, имеющих тренерское образование, работает не по специальности. Это связано с тем, что тренерская работа на сегодняшний день мало оплачивается, условия для работы плохие, инвентаря не хватает. Конечно, надо создавать спортивные школы, в которых будут хорошие условия для работы, надо обеспечивать их инвентарем, и, конечно, тренерскую работу надо хорошо оплачивать. Тем вниманием, которое правительство нашей страны сейчас уделяет спорту, надо пользоваться и претворять эти идеи в жизнь.

fast (Jordan-air@rambler.ru) , 13-09-2008 21:49
Здравствуйте, Николай Семенович! Скажите какой боевой вес/рост был у вас во время пика в спортивной карьеры?


- Рост у меня 182 см, вес же на Олимпийских играх в Лейк-Плэсиде был 63 килограмма. Сейчас 84, и это, я считаю, многовато для меня. Когда я вешу, скажем, 80, то чувствую себя гораздо лучше.

Также интересно знать какой была ваша любимая тренировка? Спасибо, и огромного здоровья!

- Любимую тренировку я оцениваю по тому эффекту, который от нее есть. На самом деле, ни я, ни кто-либо другой её не любили. Речь о самой тяжелой тренировки лыжников – имитации. Мне она, правда, давалась немного полегче, чем остальным.

- А как в сборной СССР делали имитацию: на одном подъеме или по кругу, шаговую или прыжковую?

- В основном по кругу. Обычно это была «пятерка», минимум – три километра. В июне шагали, а с июля уже начинали прыгать.

Еще я кроссы любил, любил контрольные тренировки по кроссу. Мне Александр Легков недавно задал вопрос о том, как я отношусь к роллерам. Видимо, переживает из-за того, что у него в роллерах что-то не получается. Я ему ответил, что роллеры – это не показатель, это всё-таки технический вид: у кого-то колеса получше крутятся, у кого-то масса побольше, и он со спуска накатывается быстрее. Например, я в контрольных тренировках на роллерах всегда занимал последние места. Стартует, скажем, восемь-десять человек, я финиширую восьмым-десятым. Один раз в Бакуриани финишировал вторым за Женей Беляевым, но такое редко бывало. Но я из-за роллерных результатов не расстраивался никогда, считаю, что они необъективны. А вот кросс, на мой взгляд, самый объективный для лыжника вид. Хотя для многих спортсменов, я знаю, кросс – это тяжело, легче на роллерах покататься. Отсюда и модное увлечение большими объемами на роллерах, но я считаю, что увлекаться им нельзя.

Елена Копылова (copyk@mail.ru) , 15-09-2008 18:09
Как по-вашему можно вернуть нашим лыжным гонкам былую популярность и успешность? Что вообще в этом деле главное: работа с детьми, пропаганда, что-то ещё?

- Популярность возвращать не надо, она и так есть! Просто у детей сейчас появилось много альтернатив, чем занять досуг. Вид спорта у нас непростой: надо быть все время на улице, в холоде. Вот, к примеру, у нас в спортивной школе Алексей Иванович всегда следил, чтобы в нашем районе школ по другим видам спорта не появлялось. С одной стороны, это плохо, а с другой, дети будут идти только в лыжи. Как только появляются другие секции, например, хоккей, борьба, бокс, дети начинают уходить. Начинают уходить, и в итоге ни там, ни там ничего не добиваются.

Популярность будет расти, если наши спортсмены чаще будут занимать первые места на международных соревнованиях, если чаще будут показывать по телевизору. Спортсмены, опять же, должны ездить и пропагандировать спорт, выступать на массовых соревнованиях, причем, как действующие гонщики, так и ветераны.

Расскажите о "принцах" если это удобно - ваши дети, внуки занимались (занимаются) спортом? Каким, и каковы их достижения? Вообще расскажите немного о вашей семье, её традициях, отношениях с внешним миром.

- Как и все лыжники, я очень хотел, чтобы мои дети занимались лыжами. И когда у меня родилась дочь, то я уже в пять лет поставил ее на лыжи. У нее хорошо получалось: она и технически хорошо шла, и тренировалась довольно много. Но, видимо, с ней мы переборщили по объему. Потом она уже на эти лыжи и смотреть не хотела. Еще у нее был большой рост, в итоге она до 186 сантиметров выросла. Она стала немного комплексовать из-за своего роста, и тогда мы отдали ее в волейбольный интернат в Москве. Она начала заниматься волейболом и стала в результате бронзовым призером чемпионата России в составе ЦСКА. Последняя ее команда была Факел (Уренгой). Потом она вышла замуж и родила двоих детей, оба – мальчики. Сейчас у меня два внука (улыбается). Фотография, где они стоят на лыжах, у меня уже есть, но настаивать я не буду, им самим выбирать. В общем, из дочки сделать лыжницу не получилось, с сыном мы уже были осторожнее. И получилось получше, результаты стали появляться, уже даже в сборную Москвы его брали. Но кроме лыж он занимался еще рисованием, закончил музыкальную школу по классу фортепиано и четыре года занимался гимнастикой. И, кстати, это очень хорошее ОФП для лыж было, но он по сложению не был предрасположен к гимнастике, поэтому закончил заниматься. А в лыжах у него получалось хорошо, и технически, как классикой, так и коньком. И многие из тех, с кем он занимался, сейчас очень хорошо бегают. Но поскольку он учился в классе с художественным уклоном, он поступил в Строгановскую Художественную Академию и сейчас учится там на факультете мебельного дизайна. Но я доволен тому, что мы его научили спортивным азам, он в свободное время хватает летом ролики, зимой лыжи и идет кататься. Он знает, что такое спорт, знает, как занять свой досуг.

Но я, конечно, завидую своим друзьям Рочеву и Девятьярову, у которых дети бегают на высоком уровне. И я думаю, что если бы мои дети сейчас бегали, то я бы больше был в спорте, работал бы с ними, помогал им.

Знаменитый папа - что это значит для детей - хорошо это или трудно?

- По-всякому бывает. Но, кстати, не скажу, чтобы они особо пользовались моим именем. Может быть, дочь, когда в институте училась. Она Малаховку заканчивала, а вообще у неё два образования: физкультурное и менеджерское.

Martin Kasesalu (huvitaja@hotmail.com) , 13-10-2008 23:16
Здравствуйте Николай Семенович!Расскажите, пожалуйста,kак я могу получить ваш автограф?


- Присылайте конверт с обратным адресом в редакцию журнала «Лыжный спорт» (Москва, 117042, а/я 44). Еще я, возможно, буду в Финляндии на этапах Кубка мира. Есть и третий вариант – передать конверт с обратным адресом кому-нибудь из лыжников российской сборной, которые будут на сборе в Вуокатти или Муонио или на соревнованиях Кубка мира.

Андрей Краснов (krasn53@mail.ru) 11:27 01.11.08

Оригинал статьи с полным набором фотоматериала и обсуждениями размещён на сайте журнала "Лыжный спорт"

http://skisport.ru/news/index.php?news=6870


        

          







 


ФЛГАО







               
Обратная связьАрхив новостейФедерация лыжных гонок Акмолинской областиКарта сайта
  

 Resurs.kz: сайты Казахстана и раскрутка сайта    Рейтинг@Mail.ru        

Kolomeyets Dmitriy © 2009-2017

Публикация материалов (в том числе фотографий) с данного сайта разрешена только с пометкой "Лыжный Щучинск" или "Лыжный сайт г. Щучинска". Для всех интернет-ресурсов обязательна активная гиперссылка на этот сайт.

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS